История подвига.

Все об истории ПВ
Аватара пользователя
metr
Служивый
Сообщения: 304
Зарегистрирован: 30 июл 2009, 17:54
Реальное имя: Стас
Год призыва: 1980
Год увольнения: 1983
Где служил: Анапа.

История подвига.

Сообщение metr » 16 окт 2009, 22:12

25 марта 1942 г., во время обстрела германской дальнобойной артиллерией бухты Стрелецкой на сторожевом катере СКА-0121 в результате происшедшего поблизости взрыва вражеского снаряда был пробит осколками один из бензиновых баков. Возник пожар. Поскольку на катере в этот момент находилось 8 больших и 22 малых глубинных бомбы, возникла угроза мощного взрыва, в результате чего могли быть уничтожены находившиеся поблизости 4 ремонтирующихся сторожевых катера, плавучий кран, болиндер, судоремонтная мастерская, экипаж СКА-0121 приступили к тушению старшина 2-ой статьи Виктор Тимофеев и краснофлотец Василий Жуков. Через несколько минут к ним на помощь пришел рулевой катера СКА-0183 старший краснофлотец Иван Голубец. Втроем они успели сбросить за борт все глубинные бомбы, но погибли в результате взрыва одного из бензобаков горевшего катера. Их тела на следующий день захоронили на Русском (ныне Старом городском) кладбище Севастополя, недалеко от его западной стены, рядом с могилой погибших за полгода до этого матросов-минеров. Похоронная команда состояла из членов экипажа катера СКА-0111 - боцмана Василия Лапина, матросов Новикова и Зубкова. Обе могилы сохранились до настоящего времени, только могила двух героев является безымянной, поскольку по официальной версии герой был один и похоронен в Стрелецкой бухте.

Командование части практически сразу после происшедших событий направило представление в вышестоящие органы о присвоении всем троим погибшим звания Героя Советского Союза, но присвоено оно было только Ивану Голубцу, так как его фамилия стояла первой по алфавиту, и он был членом ВЛКСМ, тогда как остальные двое были беспартийными.

Это свидетельство очевидца подтверждается и данными из Центрального Военно-морского архива СССР (ныне ЦВМ Российской Федерации), ф. 864, оп. 1, дело 1313, л. 60, поступившими в Севастопольскую книгу памяти, где указывается одновременность гибели всех трех человек и одно место их захоронения (западная стена Русского кладбища). В этом же деле, очевидно, находится и представление троих моряков к званию Героя Советского Союза.
"Варяг" не сдаётся.
Аватара пользователя
Лёва34
Администратор
Сообщения: 5040
Зарегистрирован: 29 июл 2009, 10:47
Реальное имя: Игорь
Год призыва: 1995
Год увольнения: 1997
Где служил: 8ПогО Пыталово в/ч2335, в/ч2209 ШСС, в/ч2335 3ПогЗ
Откуда: Всеволожск
Контактная информация:

Re: История подвига.

Сообщение Лёва34 » 17 окт 2009, 10:40

Кум


Аватара пользователя
metr
Служивый
Сообщения: 304
Зарегистрирован: 30 июл 2009, 17:54
Реальное имя: Стас
Год призыва: 1980
Год увольнения: 1983
Где служил: Анапа.

Re: История подвига.

Сообщение metr » 28 фев 2010, 17:00

Герои Советского Союза - воспитанники Краснознаменного Северо-Кавказского регионального пограничного управления ФСБ России:
Барсуков И.П. Беляков Н.А. Богатырь И.И. Богданов А.П. Бузыцков И.Д. Варежкин И.В. Васильев Н.А. ВоронковИ.С. Голубец И.К. Гужвин П.К. Добровольский Ю.А. Дудка Л.М. Дьяченко Ф.С. Еншин М.А. Заиюльев Н.Н. КазакевичД.В. Кайманов Н.Ф. Карацупа Н.Ф. Кобзун И.М. Колесник П.А. Куропятников Г.А. Кутрухин К.П. Леднев И.В. Леонов Д.В. Майков Н.И. Маковецкий Ф.Е. Масленников И.И. Матронин В.И. Матросов В.А. Матюшов А.Д. Меркулов М.К. МихайловН.М. Панков Б.Н. Пасов Н.Т. Подорожный Н.А. Попрядухин А.И. Рудой А.М. Середа И.М. Сипягин Н.И. Смирнов С.Г. Соболевский А.П. Старшинов Н.В.Танкопий И.А. Таран П.Т. Топольников Н.Н. Трушин В.А. Ус В.Г. ФесинИ.И. Фирсов П.А. Чадайкин В.И. Чернопятко И.Д. Чесноков Е.А. Чичикало Н.В.
Информация с сайта: http://www.skru.stavkray.ru
Вложения
Barsukov_IvanPetr[1].jpg
Барсуков Иван Петрович - начальник десантно-штурмовой маневренной группы 35-го пограничного отряда Краснознамённого Восточного пограничного округа, майор.Указом Президиума Верховного Совета от 11 августа 1983 года за мужество и героизм, проявленные при оказании интернациональной помощи Демократической Республике Афганистан майору Барсукову Ивану Петровичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 11495).
Barsukov_IvanPetr[1].jpg (10.26 КБ) 4452 просмотра
Последний раз редактировалось metr 28 фев 2010, 19:45, всего редактировалось 1 раз.
"Варяг" не сдаётся.
Аватара пользователя
metr
Служивый
Сообщения: 304
Зарегистрирован: 30 июл 2009, 17:54
Реальное имя: Стас
Год призыва: 1980
Год увольнения: 1983
Где служил: Анапа.

Re: История подвига.

Сообщение metr » 28 фев 2010, 19:44

Указом
"Варяг" не сдаётся.
Аватара пользователя
Turbaneeme
Служивый
Сообщения: 226
Зарегистрирован: 15 дек 2009, 19:40
Реальное имя: Vladimir
Год призыва: 1989
Год увольнения: 1991
Где служил: 6ПО 9ПЗ "Турбанееме". 23 ПО ПМП
Граница: Морская
Откуда: Tallinn,Estonia

Re: История подвига.

Сообщение Turbaneeme » 07 мар 2010, 10:27

РЯДОВОЙ ПОЛКОВНИК

Когда рядовой закрывает телом командира, этот поступок говорит не только о мужестве рядового.

Зная о таком факте в боевой биографии полковника Ивана Барсукова, честно говоря, теряешь желание искать в его характеристиках слова об авторитете у личного состава, об умении находить контакт с подчиненными. Правильные эти слова кажутся лишними.

Лучше послушать, как Барсуков рассказывает о своем спасителе - рядовом Калькове, с которым, можно сказать, «породнился» той миновавшей, к счастью, обоих пулей; об отчаянном храбреце, кавалере ордена Красного Знамени сержанте Овчинникове; о старшем лейтенанте Поджарове, прапорщике Карасёве, ефрейторе Горбачёве, рядовых Иусе, Кузнецове, Яльмурзине... Зачем такой длинный перечень? Так об этом попросил сам герой очерка: ребятам будет приятно. И это опять же сделало ненужными правильные слова о том, что Звезду Героя полковник готов поровну разделить со всеми своими подчинёнными.

Кстати, и рассказывает он о них не как о подчинённых. Ведь друзья есть друзья - независимо от разницы в возрасте и числа звездочёк на погонах. Принципиально тут, пожалуй, лишь то, что командир обязан защищать своих солдат от пуль не по одному, а всех сразу. Тут не хватит и самого богатырского тела. Расчёт нужен, знания, опыт.

Командирствовать Иван Петрович начал в 69-м, с самого низшего офицерского звания: закончил курсы младших лейтенантов в Москве. Девизом своим сделал нехитрое правило, усвоенное ещё на курсах: командир во всём должен быть примером, вместе с солдатами, а лучше - раньше, подниматься по тревоге, занимать огневой рубеж, штурмовать высоту. С такой установкой делал свою «мирную» карьеру. Не изменил этой установке и в Афганистане. На учениях ему, человеку с прекрасной физической подготовкой, было не тяжелее, чем подчинённым. А в бою - не легче. Во всяком случае, возглавлять небольшие десантно-штурмовые группы Барсуков считал своей непосредственной обязанностью. Зная преданность личного состава, готовность на самый дерзкий поступок во имя победы, взял за правило никогда не злоупотреблять этой готовностью. Искал, как говорится, пути наименьшего сопротивления. Если они были, эти пути.

...Бандиты шли бодро, не таясь. Многочисленные, прекрасно вооружённые, они подошли к горной дороге, где намеревались без особых трудностей разгромить советскую колонну грузовиков. Маленькую группу Барсукова заметить было нелегко. Он же довольно спокойно выжидал. До появления колонны время вроде бы ещё есть: можно подпустить противника поближе. Чтобы наверняка...

Тут-то и появились из-за поворота первые машины. План рухнул. Надо без промедления вызывать огонь на себя.

Уже через несколько минут душманам пришлось махнуть рукой на колонну и сосредоточить огонь на неожиданной «помехе». Ещё через несколько мгновений бандиты поняли, что многократное преимущество в живой силе и вооружении обманчиво. Шурави не давали им ни рассредоточиться, ни занять выгодные позиции. А вдобавок ко всему из укрытия поднялся офицер и с криком: «Вперёд! На перехват бандитов!» - ринулся в атаку. Душманские же атаки в этом восьмичасовом бою горстка советских солдат отбивала двенадцать раз. И почти без потерь. Как, впрочем, и во многих других операциях, которыми руководил Иван Петрович Барсуков. Так стоит ли удивляться, что ко многим спасённым в этих боях жизням бойцы приплюсовали ещё одну - своего командира.
Аватара пользователя
Turbaneeme
Служивый
Сообщения: 226
Зарегистрирован: 15 дек 2009, 19:40
Реальное имя: Vladimir
Год призыва: 1989
Год увольнения: 1991
Где служил: 6ПО 9ПЗ "Турбанееме". 23 ПО ПМП
Граница: Морская
Откуда: Tallinn,Estonia

Re: История подвига.

Сообщение Turbaneeme » 07 мар 2010, 10:29

Барсуков Иван Петрович - начальник десантно-штурмовой маневренной группы 35-го пограничного отряда Краснознамённого Восточного пограничного округа, майор.

Родился 22 января 1948 года в селе Казгулак Петровского района Ставропольского края в крестьянской семье. Русский. Член КПСС с 1972 года. Образование среднее. Работал в колхозе имени 1-го Мая.

В 1967 году призван в Пограничные войска СССР. Служил в Закавказье. По окончании школы сержантского состава, был назначен командиром отделения одной из застав 43-го Пришибского Краснознамённого пограничного отряда. В 1969 году окончил курсы младших лейтенантов при Московском высшем пограничном командном училище имени Моссовета и был направлен для дальнейшего прохождения службы в один из пограничных отрядов Краснознамённого Восточного пограничного округа. Связав свою судьбу со службой на границе, офицер-пограничник Барсуков И.П. стал опытным и умелым воспитателем подчинённых.

С 1981 года в течение двух лет находился в составе ограниченного контингента советских войск в Афганистане.

Указом Президиума Верховного Совета от 11 августа 1983 года за мужество и героизм, проявленные при оказании интернациональной помощи Демократической Республике Афганистан майору Барсукову Ивану Петровичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 11495).

С 1984 года служил в штабе Восточного пограничного округа. В 1987 году окончил Военную академию имени М.В.Фрунзе, назначен начальником штаба Брестского пограничного отряда.

После распада СССР, с декабря 1991 года полковник Барсуков И.П. служил в пограничных войсках Республики Беларусь, был начальником Брестского Краснознамённого пограничного отряда имени Ф.Э.Дзержинского. С ноября 1993 года - в запасе. Полковник (1991).

Жил в городе Бресте. Скончался 18 мая 2001 года. Похоронен на гарнизонном кладбище в Бресте.

Награждён орденом Ленина, орденом Красной Звезды, медалями, афганским орденом «Звезда» 3-й степени.

В родном селе Казгулак установлен бюст Героя, его именем названа одна из улиц села.

Указом Президента Республики Беларусь № 712 от 4 декабря 2001 года имя Героя Советского Союза полковника Барсукова И.П. присвоено 5-й пограничной заставе Брестской Краснознамённой пограничной группы имени Ф.Э.Дзержинского. На этой заставе установлен памятник Герои, он навечно зачислен в списки её личного состава.
Вложения
BarsukovIvanPetr_mogila_Brest.jpg
Аватара пользователя
metr
Служивый
Сообщения: 304
Зарегистрирован: 30 июл 2009, 17:54
Реальное имя: Стас
Год призыва: 1980
Год увольнения: 1983
Где служил: Анапа.

Re: История подвига.

Сообщение metr » 02 апр 2011, 21:18

12 февраля 1988 г на Черноморском флоте произошли события, которые получили "гулкий" резонанс в политических, военных и военно-морских кругах различных стран. В этот день произошел серьезный инцидент с участием боевых кораблей 6 Флота США крейсера УРО "Йорктаун" и эсминца УРО "Кэрон", пожаловавших в Черное море и нарушивших государственную границу СССР. Руководителями и главными "действующими лицами" операции по вытеснению американцев из наших территориальных вод были: адмирал СЕЛИВАНОВ Валентин Егорович (в прошлом командир 5-й Средиземноморской эскадры ВМФ, в то время вице-адмирал, начальник штаба ЧФ, впоследствии начальник Главного штаба ВМФ), вице-адмирал МИХЕЕВ Николай Петрович (в то время капитан 2 ранга, начальник штаба 70-й бригады 30-й дивизии противолодочных кораблей ЧФ), контр-адмирал БОГДАШИН Владимир Иванович (в то время капитан 2 ранга, командир СКР "Беззаветный"), капитан 2 ранга ПЕТРОВ Анатолий Иванович (в то время капитан 3 ранга, командир "СКР-6").
Валентин Селиванов. Операции кораблей ЧФ, о которой ниже пойдет речь, предшествовали события в стране и их последствия, связанные с нарушением госграницы и пролетом с Балтийского моря через все западное пространство Союза (28.05.1987 г.) немецкого воздушного авантюриста Руста, посадившего свой спортивный самолетик типа "Сэсна" прямо на Красной площади в Москве. После уничтожения на Дальнем Востоке разведывательного корейского "Боинга", замаскированного под гражданский самолет, действовал приказ министра обороны: гражданские самолеты не сбивать! А зря, не надо было жалеть — ведь последствия этой выходки Руста крайне негативно отразились на всем военном ведомстве.
О готовящемся в феврале 1988 года новом вояже американских кораблей крейсера УРО "Йорктаун" (тип "Тикондерога") и эсминца УРО "Кэрон" (тип "Спрюенс") в Черное море командование ЧФ узнало заблаговременно (разведка флота отслеживала все действия 6 Флота ВМС США). Учитывая, как я уже выше пояснял, обстановку в ВС после "выходки" Руста, мы, естественно, не могли допустить, чтобы новая провокация американцев с нарушением наших морских границ, если они снова вздумают повторить свой прошлый демарш, прошла бы для них безнаказанно. Поэтому перед прибытием американских кораблей в Черное море штабом флота была спланирована операция по слежению и противодействию им: выделены сторожевые корабли "Беззаветный" (пр. 1135) и "СКР-6" (пр. 35), назначен командир этой корабельной группы — начальник штаба 70-й бригады 30-й дивизии противолодочных кораблей ЧФ капитан 2 ранга Михеев Николай Петрович. С командирами кораблей и корабельной группы был произведен тщательный инструктаж по плану операции с проигрышем всех действий на картах и маневренных планшетах. Корабли в операции были распределены так: СКР "Беззаветный", как более крупный по водоизмещению корабль, должен был сопровождать и противодействовать крейсеру "Йорктаун", а "СКР-6" (небольшой по водоизмещению и размерениям) — эсминцу "Кэрон". Всем командирам были даны конкретные указания: как только обнаружится, что американцы намереваются проследовать в наши терводы, занять позицию относительно борта американских кораблей со стороны нашего берега, предупредить их о том, что курс их кораблей ведет в терводы, далее, если американцы не внимают этому предупреждению, с входом их в терводы совершить каждым нашим кораблем "навал" на американские корабли. Командиры свои задачи поняли, и я был уверен, что они свои задачи выполнят. План операции одобрил главнокомандующий ВМФ адмирал флота В.Н. Чернавин.
Предусматривалось, что с входом американских кораблей в Черное море наши корабли встречают их в районе Босфора и начинают слежение за ними. Я дал указание командиру группы после встречи с американцами приветствовать их прибытие в наше Черное море (именно не забыть в приветствии слово наше) и передать, что мы будем плавать с ними вместе. Ожидалось, что американские корабли проследуют сначала вдоль западного побережья Черного моря, "забегут" в терводы Болгарии, Румынии (они раньше так делали), а потом будут смещаться в восточную часть к нашим берегам. Ну а вторгнуться в наши терводы они, видимо, попытаются, как и в прошлый раз, в районе южной оконечности Крымского полуострова (мыс Сарыч), где границы тервод по конфигурации представляют треугольник с выдвинутой к югу вершиной. Обходить этот треугольник американцы, скорее всего, опять не станут, а пойдут сквозь терводы. Больше мест для такого "демонстрационного" нарушения тервод на Черноморском театре не существует. И вот здесь-то и должна была произойти основная фаза всей операции, а именно недопущение или вытеснение из наших тервод американских кораблей с "навалом" на них, если предупреждения о нарушении тервод на них не подействуют. Что такое "навал"? Это не таран в полном смысле этого понятия, а подход на скорости под небольшим углом как бы по касательной к борту вытесняемого объекта и "вежливое" его "отталкивание", с отворотом от выдерживаемого им курса. Ну, а "вежливость" — уж как получится.
Наши корабли взяли американские суда на сопровождение сразу после выхода из Босфора. Поприветствовали, предупредили, что будут плавать с ними вместе, составят им "компанию" в Черном море. Американцы ответили, что им помощи не требуется. Когда я получил эти первые доклады, передал Михееву: "Сообщите американцам: плавать все равно придется вместе. Они у нас в гостях, а по законам русского гостеприимства оставлять гостей без внимания у нас не принято, — а ну как с ними что-нибудь случится". Михеев все это передал.
Американцы прошли терводы Болгарии, затем терводы Румынии. Но там румынских кораблей не было (командование румынского флота уже тогда игнорировало все наши указания и предложения). Далее американские корабли отвернули на восток, перешли в район 40-45 миль юго-юго-восточнее Севастополя и начали там какие-то непонятные маневры. Скорее всего, они осуществляли смену или закладку на наши связные кабельные трассы спецаппаратуры съема информации. Крутились американские корабли в этом районе двое с лишним суток. Потом перешли и маневрировали непосредственно в прилегающей к Севастополю морской зоне вне тервод.
12 февраля я находился на КП флота (командующий флотом адмирал М.Н. Хронопуло куда-то улетел по делам). Примерно в 10 часов получил доклад Михеева: "Американские корабли легли на курс 90°, который ведет в наши терводы, скорость 14 узлов. До тервод 14 миль" (около 26 км.). Ладно, думаю, — до тервод еще час хода, пусть идут. Приказываю Михееву: "Продолжать слежение". Через полчаса следующий доклад: "Корабли идут теми же курсом и скоростью. До тервод 7 миль". Снова думаю, что они дальше будут делать: войдут в терводы или отвернут в последний момент, "попугав" нас? Помню, я сам в Средиземном море "укрывал" корабли эскадры от ветра и штормовой волны в полукабельтове от границы тервод (ширина 6 миль) греческого острова Крит (его горы ослабляли силу ветра). И не считал, что мы что-то нарушаем. И американцы могли бы также подойти к терводам и потом отвернуть, ничего не нарушив. Следующий поступает доклад: "До границы тервод 2 мили". Передаю Михееву: "Предупредите американцев: ваш курс ведет в терводы Советского Союза, нарушение которых недопустимо". Михеев докладывает: "Передал. Отвечают, что они ничего не нарушают. Следуют прежними курсом и скоростью". Снова даю приказание Михееву: "Еще раз предупредите американцев: нарушение тервод Советского Союза недопустимо. Имею приказ вытеснять вас, вплоть до навала и тарана. Передайте все это в эфир открытым текстом дважды по-русски и по-английски". Михеев снова докладывает: "Передал. Повторяют, что они ничего не нарушают. Курс и скорость прежние". Тогда приказываю Михееву: "Занять позиции для вытеснения". Мы на инструктаже предусмотрели, чтобы навал был более жестким и причинил более существенные повреждения кораблям, вытравить правые якоря и держать их в подвешенном состоянии на якорь-цепях под клюзами правого борта. Так что высокий полубак СКР "Беззаветного", да еще болтающийся справа якорь могли бы основательно порвать борт и все что попадет под навал на борту вытесняемого с его курса корабля. Михеев продолжает докладывать: "До тервод 5,..3,..1 кабельтов. Корабли позиции для навала заняли". Далее доклад: "Американские корабли вошли в терводы". Для уточнения обстановки запрашиваю Боевой информационный пост (БИП) флота: "Доложить точные данные местоположения всех кораблей". Получаю доклад БИП: "11 миль, 9 кабельтовых от береговой черты". Значит, действительно американцы все же влезли в наши терводы. Приказываю Михееву: "Действовать по плану операции". Он отвечает: "Понял". Оба наших корабля начали маневрирование для "навала" на американские корабли.

Далее я получал доклады только по маневрированию СКР "Беззаветного". Маневрирование "СКР-6" контролировал и получал доклады от его командира Михеев. Помню, это было почти ровно в 11.00 час., Михеев докладывает: "Сблизился с крейсером до 40 метров"… и далее доклад через каждые 10 метров. Моряки представляют, как сложно и опасно выполнять такие маневры: громадный крейсер водоизмещением 9200 тонн и к нему на ходу как бы "швартуется" сторожевик водоизмещением 3000 тонн, а на другом "фланге" против эсминца водоизмещением 7800 тонн действует совсем маленький сторожевичок водоизмещением всего в 1300 тонн. Представляете: в момент сближения вплотную с этим маленьким сторожевичком, положи эсминец резко руль "лево на борт" — и что будет с нашим кораблем? Не перевернулся бы, — и такое может быть! Тем более, что формально прав в таком столкновении все равно будет американец. Так что сложную и опасную задачу должны были выполнить командиры наших кораблей.
Михеев докладывает: "10 метров". И сразу же: "Прошу "добро" действовать!". Хотя все приказания он уже получил, но, видимо, решил все же подстраховаться, — вдруг обстановка изменилась, к тому же все переговоры в эфире записываются и нами, и американцами. Передаю ему еще раз: "Действовать по плану операции!". И далее наступила тишина. Обстановка на КП флота напряженная: я непосредственно на связи с Михеевым, ОД флота с трубкой аппарата ЗАС в руках параллельно все действия, распоряжения, доклады передает на ЦКП ВМФ, оттуда все это передается на ЦКП Вооруженных Сил. Весь расчет КП в работе.
Слежу по секундомеру — засек с последним моим приказанием: стрелка пробежала минуту, две, три…Молчание. Не запрашиваю, понимаю, что сейчас творится на кораблях: одно дело инструктаж и проигрыш на маневренных планшетах, а другое дело, как все получится в действительности. Явственно представляю, как высокий полубак "Беззаветного" вместе с вывешенным якорем рвет борт и массивную носовую надстройку американского крейсера "Йорктаун" (надстройка у него сконструирована заодно с бортом корабля). Но что с нашим кораблем произойдет от таких взаимных "поцелуев"? А что происходит во второй паре этой морской "корриды" между "СКР-6" и эсминцем "Кэрон"? Сомнения, неизвестность…Подумалось, что при подобного рода "швартовках" на ходу возможно взаимное присасывание ("прилипание") кораблей друг к другу. А ну, как американцы ринутся на "абордаж"? Мы такую возможность предусмотрели, — на кораблях сформированы и постоянно отрабатываются специальные десантные взводы. Но американцев ведь намного больше… Все это у меня проносится в сознании, пока нет никаких докладов. И вдруг слышу совершенно спокойный голос Михеева, как будто при розыгрыше таких эпизодов на картах: "Прошлись по левому борту крейсера. Сломали пусковую установку ракет "Гарпун". Две разломанные ракеты свешиваются из пусковых контейнеров. Снесли все леера левого борта крейсера. Разбили вдребезги командирский катер. Кое-где порвали борт и боковую обшивку носовой надстройки. Наш якорь оторвался и утонул". Спрашиваю: "Что делают американцы?". Отвечает: "Сыграли аварийную тревогу. Аварийщики в защитных костюмах поливает пусковую установку "Гарпунов" из шлангов и затаскивает шланги внутрь корабля". "Ракеты горят?" — спрашиваю. "Вроде нет, огня и дыма не видно". После этого Михеев докладывает за "СКР-6": "Прошел вдоль левого борта эсминца, срублены леера, разбита шлюпка. Прорывы обшивки борта. Корабельный якорь уцелел. Но американские корабли продолжают переход теми же курсом и скоростью". Даю команду Михееву: "Выполнить повторный навал". Наши корабли начали маневрирование для его выполнения.
Как все в действительности происходило в районе "навала", рассказывают Николай Михеев и Владимир Богдашин.
К моменту подхода к терводам американские корабли следовали как бы в строю пеленга с расстоянием между ним примерно 15-20 кабельтовых (2700-3600 м.), — при этом крейсер впереди и мористее, эсминец ближе к береговой черте на курсовом угле крейсера 140-150 град. левого борта. СКР "Беззаветный" и "СКР-6" в позициях слежения соответственно за крейсером и эсминцем на их курсовых углах левых бортов 100-110 град. в дистанции 90-100 м. Позади этой группы маневрировали два наших пограничных корабля.
С получением приказания "Занять позиции для вытеснения" на кораблях объявлена боевая тревога, загерметизированы носовые отсеки, из них личный состав выведен, торпеды в аппаратах в боеготовом состоянии, на артустановки поданы патроны до линии заряжания в казенники, развернуты аварийные партии, десантные взводы в готовности по местам расписания, остальной личный состав на боевых постах. Правые якоря вывешены на якорь-цепях из клюзов. На ходовом мостике СКР "Беззаветный" Михеев держит связь с КП флота и управляет кораблями группы, Богдашин управляет маневрами корабля, здесь же офицер-переводчик осуществляет постоянную радиосвязь с американскими кораблями. Сблизились с крейсером на дистанцию 40 метров, потом на 10 метров ("СКР-6" то же с эсминцем). На палубе крейсера, площадках надстройки высыпали матросы и офицеры с фотоаппаратами, видеокамерами, — хохочут, машут руками, делают, как это принято у американских моряков, непристойные жесты и пр. На левое открытое крыло ходового мостика вышел командир крейсера.
С подтверждением приказания "Действовать по плану операции" пошли на "навал" крейсера ("СКР-6" — эсминца). Богдашин сманеврировал таким образом, что первый удар пришелся по касательной под углом 30 град. к левому борту крейсера. От удара и трения бортов посыпались искры и загорелась бортовая краска. Как потом рассказывали пограничники, на мгновение корабли оказались как бы в огненном облаке, после чего за ними некоторое время тянулся густой шлейф дыма. При ударе наш якорь одной лапой разорвал обшивку борта крейсера, а другой сделал пробоину в носовой части борта своего корабля. От удара СКР отбросило от крейсера, форштевень нашего корабля пошел влево, а корма стала опасно приближаться к борту крейсера.
На крейсере сыграли аварийную тревогу, личный состав ринулся с палуб и площадок вниз, командир крейсера бросился внутрь ходового мостика. В это время он, видимо, на какое-то время потерял управление крейсером, и тот от удара отвернул несколько вправо, что еще более увеличило опасность его навала на корму СКР "Беззаветного". После этого Богдашин, скомандовав "право на борт", увеличил ход до 16 узлов, что позволило несколько отвести корму от борта крейсера, но одновременно и крейсер довернул влево на прежний курс, — после этого как раз и произошел следующий наиболее мощный и результативный навал, вернее таран крейсера. Удар пришелся в район вертолетной площадки, — высокий острый форштевень с полубаком СКР, образно говоря, влез на крейсерскую вертолетную палубу и с креном 15-20 град на левый борт стал крушить своей массой, а также вывешенным из клюза якорем все, что ему попадалось, постепенно сползая в сторону крейсерской кормы: порвал обшивку борта надстройки, срубил все леера вертолетной площадки, разломал командирский катер, далее сполз на палубу юта (на корму) и тоже снес все леера со стойками. Затем зацепил пусковую установку ПКР "Гарпун", — казалось, что еще немного и пусковая установка будет сдернута с ее крепежа к палубе. Но в этот момент, зацепившись за что-то, якорь оторвался от якорь-цепи и, как мячик (3,5 тонн весом!), перелетев через кормовую палубу крейсера с левого борта, рухнул в воду уже за его правым бортом, чудом не зацепив никого из находившихся на палубе матросов аварийной партии крейсера. Из четырех контейнеров пусковой установки ПКР "Гарпун" два были разломаны пополам вместе с ракетами, их оторванные головные части свисали на внутренних кабелях. Еще один контейнер был погнут.
Наконец полубак СКР сполз с кормы крейсера на воду, мы отошли от крейсера и заняли позицию на его траверзе в расстоянии 50-60 метров, предупредив, что повторим навал, если американцы не выйдут из тервод. В это время на палубе крейсера наблюдалась странная суета личного состава аварийных партий (все негры): растянув пожарные шланги и слегка попрыскав водой разломанные ракеты, которые не горели, матросы эти шланги и другие противопожарные средства вдруг стали спешно затаскивать во внутренние помещения корабля. Как позднее выяснилось, там начался пожар в районе погребов ПКР "Гарпун" и противолодочных ракет "Асрок".
Валентин Селиванов. Через некоторое время получаю доклад от Михеева: "Эсминец "Кэрон" отвернул с курса и следует прямо на меня, пеленг не меняется". Морякам понятно, что значит "пеленг не меняется", — то есть идет на столкновение. Передаю Михееву: "Переходи на правый борт крейсера и прикрывайся им. Пусть "Кэрон" его таранит".
Николай Михеев. Но "Кэрон" подошел к нам на расстояние 50-60 метров с левого борта и лег на параллельный курс. Справа на таком же расстоянии и тоже параллельным курсом следовал крейсер. Далее американцы начали на сходящихся курсах как бы зажимать СКР "Беззаветный" в клещи. Приказал зарядить реактивные бомбометные установки РБУ-6000 глубинными бомбами (американцы это видели) и развернуть их по траверзу на правый и левый борт соответственно против крейсера и эсминца (правда, обе установки РБУ действуют в боевом режиме только синхронно, но американцы этого не знали). Вроде подействовало, — американские корабли отвернули.
В это время на крейсере стали готовить к вылету пару вертолетов. Доложил на КП флота, что американцы готовят вертолетами нам какую-то пакость.
Валентин Селиванов. На доклад Михеева передаю ему: "Сообщите американцам — вертолеты в случае их подъема в воздух будут сбиты, как нарушившие воздушное пространство Советского Союза" (корабли находились в наших терводах). Одновременно передал приказание на КП авиации флота: "Поднять в воздух дежурную пару штурмовиков! Задача: барражирование над вторгнувшимися в терводы американскими кораблями с целью воспрепятствования подъему их палубных вертолетов в воздух". Но ОД авиации докладывает: "В близлежащем к мысу Сарыч районе отрабатывает задачи группа десантных вертолетов. Предлагаю вместо штурмовиков выслать пару вертолетов, — это намного быстрее, к тому же они задачу "противодействия взлету" выполнят более эффективно и наглядно". Утверждаю это предложение и сообщаю Михееву о направлении в район наших вертолетов. Вскоре получаю доклад ОД авиации: "Пара вертолетов Ми-26 в воздухе, следуют в район".
Николай Михеев. Передал американцам, что будет с вертолетами, если их поднимут в воздух. Это не подействовало, — вижу лопасти винтов уже закрутились. Но в это время над нами и американцами прошла на высоте 50-70 метров, сделав несколько кругов над американскими кораблями и демонстративно зависая несколько в стороне от них, пара наших вертолетов Ми-26 с полной боевой подвеской бортового оружия, — вид внушительный. Это видимо подействовало, — американцы свои вертолеты заглушили и закатили в ангар.
Валентин Селиванов. Дальше поступило приказание с ЦКП ВМФ: "Министр обороны потребовал разобраться и доложить об этом происшествии" (флотские наши остряки потом изощрялись: доложить с перечнем лиц, подлежащих снятию с должностей и разжалованию). Мы представили по инстанции подробный доклад, как все происходило. Буквально через пару часов поступает еще одно приказание с ЦКП ВМФ: "Министр обороны требует представить отличившихся к поощрению" (наш остряки и здесь нашлись: перечень лиц на разжалование заменить реестром фигурантов на награждение). Ну, вроде отлегло у всех от сердца, напряжение спало, все мы с расчетом КП флота вроде успокоились.
На следующий день американцы, не дойдя до наших кавказских морских районов, двинулись на выход из Черного моря. Опять же, под неусыпным контролем новой корабельной группы наших кораблей. Еще через сутки "побитые" корабли доблестного 6 Флота ВМС США покинули негостеприимное для них в этот вояж Черное море.
Владимир Богдашин на следующий день по приказанию Главкома ВМФ вылетел со всеми документами в Москву для доклада командованию ВМФ и руководству Генштаба всех подробностей происшествия.
Владимир Богдашин. В Москве меня встретили офицеры ОУ ГШ ВМФ и доставили прямо в Генштаб. В лифте поднимались наверх вместе с генерал-полковником В.Н. Лобовым. Он, узнав кто я такой, сказал: "Молодец, сынок! Моряки не подвели нас после этого Руста. Все правильно сделали!". Потом я все доложил офицерам Генштаба, пояснил схемы маневрирования и фотодокументы. Затем пришлось все снова рассказывать и объяснять группе собранных журналистов. Далее меня "забрал" корреспондент военного отдела газеты "Правда" капитан 1 ранга Александр Горохов и отвез в редакцию, где пришлось все повторить. В выпуске газеты за 14.02.1988 г. вышла его статья "Что им надо у наших берегов?http://www.youtube.com/watch?v=SME4w037FgA&feature=related
Вложения
taran-2.jpg
ну чё, б....ть
taran-1.jpg
Кто с мечём к нам прийдёт тот без меча уйдёт...
Последний раз редактировалось metr 04 апр 2011, 20:45, всего редактировалось 1 раз.
"Варяг" не сдаётся.
Аватара пользователя
metr
Служивый
Сообщения: 304
Зарегистрирован: 30 июл 2009, 17:54
Реальное имя: Стас
Год призыва: 1980
Год увольнения: 1983
Где служил: Анапа.

Re: История подвига.

Сообщение metr » 02 апр 2011, 21:32

Отрывок Из книги "Тайны Севастополя" Валерия Иванова

Действия боевых кораблей подстраховывало судно ледового класса «Ямал». Ледовый пояс и усиление корпуса сухогруза были значительно мощнее, чем корпуса сторожевых кораблей, но гнаться со скоростью в двадцать узлов за новейшим американским крейсером «Ямал» не мог.
Силу таранных ударов «Беззаветного» осознали позднее. В месте касания СКРа образовались трещины в 80 и 120 мм, в районе прохождения корабельных трасс возникла небольшая пробоина, несколько внушительных вмятин получила и носовая титановая бульба. Уже в заводских условиях было обнаружено смещение четырёх двигателей и муфт.
На «Йорктауне» в районе средней надстройки, по-видимому, возник пожар, американцы в противопожарных костюмах спустились, разматывая пожарные рукава, с намерениями что-то тушить.
«Беззаветный» ещё некоторое время не упускал из виду американские корабли. Затем вновь увеличил скорость и напоследок дал «круг почёта» вокруг «Йорктауна» и «Кэрона». «Йорктаун» казался мёртвым – ни одного человека на палубах и мостиках не было видно.
Когда до «Кэрона» оставалось около полутора кабельтовых, на палубы и надстройки эсминца высыпал, наверное, весь экипаж корабля. Десятки, сотни фотовспышек сверкали на «Кэроне», провожая «Беззаветный» вот такими фото аплодисментами.
Отсвечивая золотом букв в корме, «Беззаветный» гордо пронесся мимо и, как ни в чём не бывало, взял курс на Севастополь.
Как сообщали иностранные источники, после инцидента «Йорктаун» несколько месяцев ремонтировался на одной из верфей. Командир крейсера был снят с должности за пассивные действия и предоставленную советскому кораблю инициативу, чем нанёс моральный ущерб престижу американского флота. Конгресс США почти на полгода заморозил бюджет военно-морскому ведомству.
Как ни странно, но и в нашей стране возникли попытки обвинить советских моряков в противоправных действиях, морском разбое и прочее. Делалось это, в основном, в политических целях и в угоду Западу. Серьёзной основы они под собой не имели, и обвинения рассыпались, как карточный домик. Потому что в данном случае флот проявил решительность и просто выполнил возложенные на него функции. [urlhttp://www.youtube.com/watch?v=XXVvdr0keYc][/url]


сайт Валерия Иванова
Вложения
taran-5.jpg
taran-4.jpg
Заблудились, бывает.
"Варяг" не сдаётся.
Алексей Цепин
Сверхсрочник
Сообщения: 2429
Зарегистрирован: 29 июл 2009, 15:35
Реальное имя: Алексей
Год призыва: 1988
Год увольнения: 2000
Где служил: ГПВ РФ в РТ, 2 ММГ Московского ПОГО.
Контактная информация:

Re: История подвига.

Сообщение Алексей Цепин » 21 апр 2011, 21:15

Прочитал.... слов нет! МОЛОДЦЫ!)))))
Я СЧАСТЛИВ!!!!! И мне плевать на завистников и недоброжелателей!!!! Дай им Бог здоровья!))))

Вернуться в «История Погранвойск»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей